?

Log in

No account? Create an account

Отец Федор казахстанской политики


Антон Доронин


И тут я увидел, что на замену выбежал Гани Касымов. Депутат-скандал бегал по полю, сгорбившись, мелкими шажками, словно старичок. Каждая его попытка отобрать мяч завершалась неудачей. Дедок то и дело падал, пытаясь достать мячик. В конце концов ему дали пнуть мяч в никуда. И Гани Касымов, с чувством исполненного долга, вернулся обратно на скамейку запасных.

Большая игра больших людей» Евгений Изотов
«Карагандинский вестник», 6 декабря 2000г.

 

В ноябре 2005 года перед президентскими выборами Гани Касымов рассказал корреспондентам один исторический анекдот:

- Однажды Меньшиков докладывает Петру I: “Газета там наша, просят меня там выступить, а я не хочу”. Петр огрел его розгой и сказал: “Давай, выступай, и пусть другие выступают, чтобы дурь каждого была видна”.  

Гани Есенгельдиновича розгой греть не надо. Он сам интервью раздает столько, что не помнит уже, о чем говорит. Что поделаешь: «Да тут тыщи газет там просят».

Кто же такой этот Гани Касымов? Почему его так заботит собственная популярность?

Дипломат

Когда в 1967 году способный мальчик из интеллигентной учительской семьи поступил в Казахский государственный университет имени Кирова, никто и не подумал, что это послужит началом будущей карьеры скандального политика. Но в университете Гани встретил девушку, Райхан, которая оказалась дочерью тогдашнего министра торговли С.С. Жиенбаева. Будущий зять был отправлен учиться в Москву в МГИМО. Поступить туда в советское время, да и сейчас, без подталкивающей тебя волосатой руки было практически невозможно.

После окончания института, Касымов возвратился в Алма-Ату и под покровительством тестя, который стал уже первым заместителем Председателя Совета Министров Казахской ССР, стал делать карьеру в республиканском МИДе. Если кто помнит, в отдельных республиках СССР были свои МИДы, только внешней политики у них не было. Все решалось на Смоленской площади. Ну, Украина и Белоруссия все-таки были членами ООН, а министерства в остальных республиках были местами тихими, хлебными, да и за границу этих работников выпускали. Ну и пили, гуляли дипломаты хорошо. Что тут поделаешь? Не зря говорят, что цирроз печени – профессиональная болезнь дипломатов.

Дослужился Гани Касымов до генерального секретаря родного министерства. Но в 1990 году грянул скандал. Министром иностранных дел назначили Акмарал Арыстанбекову. Не согласный с этим Гани, который, очевидно, сам метил на этот пост, организовал коллективную петицию сотрудников МИД в Верховный Совет Казахской ССР. В то время у руля уже стоял наш первый несменяемый президент. Нуреке принял мудрое решение: Арыстанбекову в Россию, а потом в ООН. А Касымов был переведен на должность советника президента по международным вопросам. МИД же возглавил Тулеутай Сулейменов (инженер-металлург по образованию, в 1960–70-х годах работавший с Н.Назарбаевым в Темиртау). Затем Касымов возглавил международный отдел администрации президента. Никаких особых заслуг Гани Есенгельдинович на этих постах не сыскал. Правда, принимал активное участие в первой неудавшейся акции миротворца Назарбаева в Нагорном Карабахе.

Впоследствии Касымов был направлен на кормление торгпредом Казахстана во Францию. Девяностые годы прошлого века были годами первоначального накопления капитала. Одновременно с Касымовым в торгпредствах и торговых домах Казахстана за рубежом работали такие люди, как Тимур Кулибаев или Булат Утемуратов, заложившие тогда основу своих миллиардов. Однако то ли климат в Париже был не тот, то ли хорошо гулял Гани Есенгельдинович, но миллионов он из Франции не привез.
 

Генерал

В 1995 году он вернулся из Франции и, неожиданно для всех возглавил таможенную службу республики. За время руководства Гани Есенгельдиновича Таможенный комитет претерпел немало реорганизаций. И все реорганизации проводил лично Касымов. Даже форму для себя и для таможенников придумал и заказал в Академии моды "Сымбат". В результате этого капитан запаса Гани Касымов стал генерал-майором таможенной службы, но опять олигархом не стал. Хотя очень старался, но не держатся у него деньги. Казалось бы, и границы открыты, и товары и деньги текут рекой. Слово «таможенник» тогда стало синонимом слова взяточник. Да и сам Гани старался: то «Акцепту» оптом продал право на оформление все таможенных деклараций, то по завышенной цене катера для таможенной службы в Эмиратах закупил. А катера взяли и в Каспийском море затонули. Все шесть – оптом. Вскоре после этого нашумевшего затопления Касымов и был снят с должности председателя Таможенного комитета. И стал президентом Фонда Гани Касымова, где и отмывал немногие «заработанные» на таможне деньги.

Политик


Надвигались очередные президентские выборы президента Назарбаева. Основного противника – Кажегельдина, к выборам не допустили. Правда, оставался еще коммунист Абдильдин. Ну, победить-то он все равно не победит, а беспокоил сильно. Чтобы как-то оживить обстановку и оттянуть голоса у коммунистов, приглашенными московскими политтехнологами, был предложен обкатанный в России проект, запустить казахского «Лебедя - Жириновского».

Говорят, что Гани Касымов был вызван в администрацию президента и поставлен перед выбором: или под суд, или в президенты. Естественно он выбрал последнее. За полчаса до окончания регистрации кандидатов в президенты в Казахстане появился новый политик – Гани Касымов. Почему-то сам факт практически мгновенной регистрации его как кандидата не занесен в Книгу рекордов Гиннеса. Гани даже экзамен по казахскому языку, которого не знает, успел сдать.

Далее пошли тщательно отрепетированные еще на Жириновском предвыборные трюки. Кидание ваз в телеведущего, кстати, в ответ на вопрос об отношении к алкоголю. Баллотируясь в президенты, Гани утверждал, что он истинный мусульманин и поэтому в рот не берет ни капли. Потом был раздавленный «железной» рукой стеклянный бокал и пойманный за нос подставной воришка.

Московские политтехнологи, очевидно хорошо знакомые с «Майн кампф», вложили в уста Гани исторические фразы: «Народу, как женщине, необходимы две вещи: спокойствие и порядок. Я наведу порядок, и люди обретут спокойствие».


Сам же Касымов, по признанию «создавших» его пиарщиков, так увлекся, что в какой-то момент сам искренне поверил в свою политическую значимость. Пришлось проводить профилактические беседы.

В предвыборных интервью Касымов обещал: «Если я приду к власти, то первым делом сотню-другую паразитов посажу лет на десять». Грозился опубликовать вагоны компромата: «Я знаю про них все. Я же из таможни. Поэтому они меня и боятся».

Не пришел, не посадил, но задачу свою выполнил. За что и был награжден - на следующих выборах стал депутатом Мажилиса.


Патриот
 

Тогда Гани решил, что работа закончилась и можно отдохнуть. Правда не понравилась ему Астана, вышел с предложением возвратить парламент назад в Алма-Ату. Ходили слухи, что идея эта появилась у Гани, когда он пил на веранде и был укушен комаром за одно интимное место. Потом покровители стали неодобрительно относиться к пьяным дебошам Касымова. Даже брат, который много лет занимал должность заместителя руководителя управляющего делами Сената Утембаева, ругаться начал. Да еще «классная дама» Загипа Балиева, надзиравшая за депутатами, покоя не давала: не пей, не прогуливай, на заседания ходи.  

Чтобы как-то занять депутата Касымова делом, администрация придумала ему партию – Партию патриотов Казахстана. Да не просто партию: вместо положенных для регистрации 50 000 членов, записали ему аж сразу 172 000. Тоже хорошо, чем больше членов партии, тем больше денег от спонсоров (в одном из интервью Гани проболтался, что получил на партию пять миллионов долларов). Но у Гани Есенгельдиновича опять что-то с деньгами не получилось. А деньги - они Гани по-прежнему всегда были нужны. Он даже в рекламе на самокате катался, чтобы было на что погулять.

Все последующие выборы показали, что Партия патриотов Казахстана вошла в тройку казахстанских феноменов – партий, за которые голосует мало того меньше, чем членов партии, а даже менее 50 000 избирателей, то есть минимального порога для регистрации. Почему-то в Книгу рекордов Гиннеса этот факт опять не занесли.

Сенатор

Единственным шансом опять прорваться на теплое место в Парламент было голосование по одномандатному округу. Сколько ни обещал Гани порвать асаровца Киселева как Тузик грелку, не поверили ему ни администрация, ни избиратели. Пришлось Тузику с позором убраться назад в свою будку. Откуда он иногда выглядывал, чтоб не забывали, то вновь партию свою соберет и на выборах под Назарбаева положит, то слухи распустит, что убили его, как Нуркадилова. Не зря выглядывал – пригодился Тузик. Вытащили его из будки и на опального зятя натравили. А за то, что лаял исправно, дедушка Ваке (В.Ни) на выборы разрешил идти. Кстати, разрешил в апреле, когда о досрочных выборах никто и слыхом не слышал. Ну, конечно, на выборах партия повторила свой гиннесовский рекорд, и в Мажилис Гани не попал. Тогда высочайшим повелением с подачи Ваке и Нуреке (Нуртая Абыкаева), оставшийся не у дел «главный патриот страны» был в Сенат пожалован. Для укрепления парламентской многопартийности.
 
Как-то для журнала "Рандеву" Гани Есенгельдинович снялся в образе Остапа Бендера. На самом деле ему больше подходит образ отца Федора, рыскавшего по жизни в поисках сокровищ. Правда, в отличие от отца Федора Гани за ревностный труд был награжден свечным, тьфу ты – кирпичным заводиком. И заброшен он был не на голую скалу, а в Сенат Республики Казахстан. Откуда и мечет громы и молнии. Призывает всех, начиная с Генпрокуратуры и кончая «Шевроном» «покаяться в своих грехах публично». Ну и гуляет, по-прежнему: один недавний скандал в Париже чего стоит.

Спрашивается, а зачем нужен в Сенате такой горе политик. Да у хорошего Хозяина в хозяйстве все сгодится. Пригодился же на роль «заказчика на почве неприязненных отношений» тихий алкоголик Утембаев. А тут буйный, и не скрывающий неприязненных отношений ко многим, например, к Токаеву…  

 

 

Comments

December 2008

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com